?

Log in

No account? Create an account

Девичья

Десять лет прошло, любимый!
Ты женился не на мне.
Пахнут солью, домом, дымом
души, мертвые вполне.

Тяжело обиду мерять
так и просится в строку.
Десять лет прошло как девять.
Я и семьдесят смогу.

То короткими, то длинной,
то рифмовано, то без.
Мне беда мешала сгинуть
отнимала у небес.

Слово к слову, льдинка к льдине,
три-пять-десять, дорогой.
Все сошлось. Осталось имя.
Хорошо тебе с другой?

http://hoagoa.org.ua/publ/35-1-0-327

первая мировая

чем дальше война тем меньше голодной совести
что остается в глотках твоих карманов?
чем дальше война тем меньше алеша машенька
гриша арсентий сонечка все здоровы
все улыбаются все не болеют взрослые
перебирают в глине кусочки черепа
красные маки перестают быть красными
мертвая шхуна возобновляет парусность

"Ольга Кирилловна,
я заменяю ротного...
— На перевязку...
— Нет, не болит, но чешется...
— Вы не могли бы?
— Впрочем, я сам. Не стоило..."

длинные тени сбрасывают кресты

http://hoagoa.org.ua/publ/35-1-0-311

тонкие материи

интересна не форма но мысль
watermelon арбуз ли кавун
с боем взяли снега перемышль
но надеюсь оставят москву

интересна не форма но стыд
птицеловом прикормленных слов
и горчит и горит и гранит
за собой оставляет любовь

анатомия тела овал
страусиные гонки зрачков
или рифма которой связал
все аксоны-дендриты в пучок

или гладкая шея коня
или терпкие осени дни
интересна не форма но я
не умею пока объяснить

http://hoagoa.org.ua/publ/35-1-0-310

Пушкин

Склонен бог силлабо-тоники
к молодым экспериментам:
то заплачет, то завоет, то
завернётся в изоленту...

Под его песцовой шубою
так верлиброво дышал
в Болдине ночами шумными
юнкер, гений, сенешаль.

Женолюбец, женоподданый,
чистых бесов бирюза!
Как сказать о нём свободнее,
если он уже сказал?

...Не хватает чуду малости –
поезда не ходят в Крым.
Склонен бог ритмичных шалостей
перепархивать к другим.

http://hoagoa.org.ua/publ/35-1-0-309

Крылатые качели

«Мир кожи и меха»  в Сокольниках,
мир света и снега в Сокольниках,
мир позднего детства в соку.
Железным звенел треугольником
с экрана нам Игорь Угольников
про то, что страна не кончается
и что 90-е лгут.

Лечили тогда с осторожностью
любую печаль подорожником,
отваром простуду поправ.
В коробке шептались художники,
и всем диафильмом стреноженным
мечтали отринуть проекторы,
мечтали уйти в dial-up.

И мальчик, тонувший в «Титанике»,
портретом расцвечивал спаленки
да майки на плоской груди.
Когда мы окажемся взрослыми,
тогда мы окажемся взрослыми.
Кого-то в подъезде зарезали.
И радость не ждёт впереди.

http://hoagoa.org.ua/publ/35-1-0-308

антология

теперь мой друг и сумерки не в счёт
хрусталь ушедших звуков не тускнеет
и если ласточка внутри меня уснёт
то жизнь не завершится вместе с нею

не завершатся рыбы и холмы
не прорастёт горошек в крепдешине
среди колец разъятой тишины
моё тепло гостиную покинет

но – карп и краснопёрка и карась
но – способ поцелуи мерить в граммах
останутся
когда б ни пресеклась
упрямая моя кардиограмма

http://hoagoa.org.ua/publ/35-1-0-307

У соседей собака воет

У соседей собака воет.
Бесы жмут, караван идёт.

– Гребешок на краю алоэ,
мастерица больничных нот,
чудо-девочка в мартомае.
(Скоро тридцать – пора в запой).

У соседей собака лает,
не забрали её с собой.
Десять лет у любови в нищих,
шуры-муры да Шангри-Ла.
От любви, говорят, не ищут.
Замечательно.
Не нашла.
Твои сырники, пальцы, пайты.
Твоей бабушки чёрный плед...
У соседей собака альтом
разливается – сколько лет?

– Танцовщица на корке вихря,
собирательница молитв.

У соседей собака стихла.
Вероятно, за ней пришли.
У соседей собака стихла.
Вероятно, за ней пришли.

http://hoagoa.org.ua/publ/35-1-0-306
Девочка Таня лишилась куклы.
Это ее спасло.
Теперь она множит в блокноте буквы,
запоминает зло.
Куклу ночами едят термиты,
куклу зовут Федот.
Новый хозяин купил ей свитер.
Может быть, он поймет
тягу Федота к стрельцам и сказкам,
к рифменной лабуде.
С новым хозяином – безопасно
как никогда / нигде.
Бедный хозяин – допустим, Лена –
скрыть ли такой изъян?
Вместо художника П. Гогена
приобрести Пхеньян.
Так и живут, за обедом глохнут,
цедят пословиц яд.
Девочке Тане не так уж плохо –
строчки ее хранят.

http://hoagoa.org.ua/publ/35-1-0-304

Желток

Солнце закатное – дивное солнце.
Страшное солнце. Кровавый желток.
Оком скользит над двубортным оконцем,
огненным лаком ласкает висок.

Лакомка кошка купается в красном,
зубки легко примеряет к руке.
Солнце закатное – солнце безвластных –
топит в туманном своем молоке

Осипа, Анну, кресты под Смоленском,
звёзды на кедах, Рязань, Эр-Рияд.
Или же красит карминовым блеском
то, что советские песни хранят.

Солнце закатное – чёрствое солнце.
Призраки зданий тихонько гудят:
– Друг мой поручик, а, может, вернёмся?..
Но никогда не приходят назад.

http://hoagoa.org.ua/publ/35-1-0-303

Кореиз

Приятно в поселке, в котором ты вырос.
Соседская бабушка видела примус.
У смуглой Оксаны во рту сигаретка.
На шишках сосновых танцует левретка,
а, может, семейство расчетливых чаек...
Приятно жить в городе. Там, где не знают
ни толстых домов, ни проспектов пространных,
ни как называют в Москве баклажаны,
зато отличают подгруздок от груздя,
купанием долгим спасают от грусти
сметанных туристок соседних локаций.
Приятно на острове лет в девятнадцать.
(не остров! не остров! у острова — шея!
конечно, не остров: снаружи виднее:
кагор, Воронцов, водопады, колонны)
Приятно в деревне, с которой ты скован.
Из рыжей земли на кровавом кизиле
тебя, как подснежник, деревья растили.
И солнце цвело, и тетешкала осень.
Приятно в поселке, который ты бросил.

http://hoagoa.org.ua/publ/35-1-0-302

Latest Month

October 2016
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel